Заглавная страница

АЛЬМАНАХ № 7 2008 г.

МИЛИЦИИ РОССИИ – 90 ЛЕТ

Алексей Иванович Рыков
Народный коммисар по внутренним делам Советской республики с 27.10(9).17 по 4(17).11.17 Алексей Иванович Рыков
Григорий Иванович Петровский
Нарком внутренних дел РСФСР с 16(29).11.17 по 23.03.19 Григорий Иванович Петровский
Феликс Эдмундович Дзержинский
Нарком внутренних дел РСФСР с 30.03.19 по 06.07.23 Феликс Эдмундович Дзержинский
Александр Георгиевич Белобородов
Нарком внутренних дел РСФСР с 07.07.23 по 15.11.27 Александр Георгиевич Белобородов
Владимир Николаевич Толмачев
Нарком внутренних дел РСФСР с 02.01.28 по 10.02.31 Владимир Николаевич Толмачев
Генрих Григорьевич (Генах Гиршевич) Ягода
Народный комиссар внутренних дел СССР с 10.07.34 по 26.09.36 Генрих Григорьевич (Генах Гиршевич) Ягода
Николай Иванович Ежов
Народный комиссар внутренних дел СССР с 26.09.36 по 25.11.38 Николай Иванович Ежов
Лаврентий Павлович Берия
Народный комиссар внутренних дел СССР с 25.11.38 по 29.12.45, министр внутренних дел СССР с 05.03.53 по 26.06.53 Лаврентий Павлович Берия
Сергей Никифорович Круглов
Нарком (министр) внутренних дел СССР с 29.12.45 по 05.03.53 и с 26.06.53 по 31.01.56 Сергей Никифорович Круглов
Николай Павлович Стаханов
Министр внутренних дел РСФСР с 22.02.55 по 25.07.61 Николай Павлович Стаханов
Николай Павлович Дудоров
Министр внутренних дел СССР с 31.01.56 по 30.04.60 Николай Павлович Дудоров
Вадим Степанович Тикунов
Министр внутренних дел (охраны общественного порядка) РСФСР с 25.07.61 по 17.09.66 Вадим Степанович Тикунов
Николай Анисимович Щелоков
Министр внутренних дел СССР с 17.09.66 по 17.12.82 Николай Анисимович Щелоков
Виталий Васильевич Федорчук
Министр внутренних дел СССР с 18.12.82 по 24.01.86 Виталий Васильевич Федорчук
Александр Владимирович Власов
Министр внутренних дел СССР с 24.01.86 по 10.10.88 Александр Владимирович Власов
Вадим Викторович Бакатин
Министр внутренних дел СССР с 20.10.88 по 30.11.90 Вадим Викторович Бакатин
Борис Карлович Пуго
Министр внутренних дел СССР с 01.12.90 по 22.08.91 Борис Карлович Пуго
Василий Петрович Трушин
Министр внутренних дел РСФСР с 06.10.89 по 14.07.90 Василий Петрович Трушин
Виктор Павлович Баранников
Министр внутренних дел РСФСР с 08.09.90 по 23.08.91, министр внутренних дел СССР с 23.08.91 по 19.12.91 Виктор Павлович Баранников
Андрей Федорович Дунаев
Министр внутренних дел РСФСР (РФ) с 13.09.91 по 15.01.92 Андрей Федорович Дунаев
Виктор Федорович Ерин
Министр внутренних дел Российской Федерации с 15.01.92 по 06.07.95 Виктор Федорович Ерин
Анатолий Сергеевич Куликов
Министр внутренних дел Российской Федерации с 06.07.95 по 23.03.98 Анатолий Сергеевич Куликов
Сергей Вадимович Степашин
Министр внутренних дел Российской Федерации с 30.03.98 по 12.05.99 Сергей Вадимович Степашин
Владимир Борисович Рушайло
Министр внутренних дел Российской Федерации с 21.05.99 по 28.03.2001 Владимир Борисович Рушайло
Борис Вячеславович Грызлов
Министр внутренних дел Российской Федерации с 28.03.2001 по 11.2003 Борис Вячеславович Грызлов
Рашид Гумарович Нургалиев
Министр внутренних дел Российской Федерации с марта 2004 по настоящее время Рашид Гумарович Нургалиев

Первая страница в истории советской милиции была открыта постановлением НКВД от 10.11 (28.10) 1917 г. «О создании рабочей милиции». В данном постановлении сказано следующее: «1. Все Советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую милицию. 2. Рабочая милиция находится всецело и исключительно в ведении Совета рабочих и солдатских депутатов. 3. Военные и гражданские власти обязаны содействовать вооружению рабочей милиции и снабжению ее техническими силами вплоть до снабжения ее казенным оружием». Таким образом, функции полиции переходили к вооруженному народу. В.И. Ленин еще до победы Советской власти писал, что «государственный порядок при такой власти охраняют сами вооруженные рабочие и крестьяне, сам вооруженный народ». Эта концепция уже в октябре 1917 г. была реализована на практике при формировании отрядов Красной Гвардии и рабочей милиции. Отряды Красной Гвардии были сформированы из рабочих практически во всех промышленных центрах России еще при власти Временного Правительства. Красная Гвардия и рабочая милиция создавались на добровольной основе из рабочих Советами рабочих депутатов. Вооруженные формирования городского пролетариата не имели постоянного штата, четко определенных источников финансирования и материального снабжения. Члены таких самодеятельных рабочих организаций оставались рабочими на своих предприятиях, где им начислялась и выплачивалась заработная плата. Формы организации вооруженных рабочих отрядов были самыми разными. Городских же органов управления рабочей милицией в 1917–1918 гг. вообще не создавалось. Вооруженные отряды рабочих имели самые разные наименования – боевые дружины, отряды народной охраны, отряды самообороны и т.п.

В ряде городов Советской России народная милиция временного правительства продолжала и при Советской власти обеспечивать охрану общественного порядка. Так, еще при Временном правительстве была образована уголовно-розыскная милиция г. Тулы. Ее начальником был назначен бывший сотрудник полиции, беспартийный Алексей Григорьевич Глаголев. При установлении Советской власти в Туле решением Тульского Совета уголовно-розыскная милиция города была сохранена. Ее начальником Совет утвердил А.Г. Глаголева.

Саратовский Совет рабочих и солдатских депутатов в ноябре 1917 г. распустил народную милицию Временного правительства и временно возложил функции охраны общественного порядка в г. Саратове на Красную Гвардию.

На май 1918 г. губернская милиция была создана в Орле, Симбирске, Саратове; в августе были организованы губернские милиции в Вологде, Воронеже, Витебске.

Но жизнь заставила отказаться от идеи охраны общественного порядка силами добровольной пролетарской милиции.

В марте 1918 г. Народный комиссар внутренних дел РСФСР Г.И. Петровский поставил в Совете Народных Комиссаров вопрос об организации советской милиции на штатных началах. 21 марта 1918 г. на заседании Совета Народных Комиссаров, этот вопрос был рассмотрен и НКВД предложено выработать и внести в Совет Народных Комиссаров положение о советской милиции.

16 мая 1918 г. коллегия НКВД приняла следующее решение: «Милиция существует как постоянный штат лиц, исполняющих специальные функции, организация милиции должна осуществляться независимо от организации Красной Армии, функции их должны быть строго разграничены».

5 июня 1918 г. в Вестнике Комиссариата внутренних дел был опубликован проект Положения о народной рабоче-крестьянской охране (советской милиции). В нем указывалось: «Для охраны революционного порядка учреждается... народная рабоче-крестьянская охрана (советская милиция) как постоянный штат лиц».

К июлю 1918 г. в НКВД РСФСР сформировалась четкая концепция организации управления местными органами милиции. Все органы милиции губернии подчинялись губернскому отделу управления и его подотделу милиции. Все органы милиции города подчинялись городскому отделу управления и его подотделу милиции. В крупных городах вводилось деление на районы милиции. Все виды милиции уезда подчинялись уездному отделу управления и его подотделу милиции. Такая концепция требовала своего логического завершения – организации центральных органов управления советской милиции. Местным органам милиции необходимо было оказывать постоянную помощь в организации практической работы, обеспечить подготовку кадров, финансирование, материальное снабжение (особенно в части вооружения) и пр. Для решения указанных задач 5 июля 1918 г. в структуре НКВД был создан отдел милиции, которым с 13 июля стал руководить А.М. Дижбит. Этот отдел 1 августа 1918 г. был преобразован в управление милиции, а 7 октября 1918 г. эта организация была преобразована в главное управление милиции (ГУМ) НКВД РСФСР. Заведующим ГУМ был назначен А.М. Дижбит. Аппарат ГУМ НКВД был сформирован в конце октября 1918 г. В состав аппарата ГУМ вошли: секретариат (зав. А.М.Чайковский), инструкторский отдел (А.Н.Руженцев), культурно-просветительский отдел (А.Ф.Ивенин), отдел снабжения (Н.И.Михайлов).

В 1918 г. СНК РСФСР проводит ряд декретов и постановлений для организации более эффективной охраны железнодорожного и водного транспорта. На местах решениями ревкомов ряда железных дорог уже была организована железнодорожная советская милиция. Так уже в январе 1918 г. решением ревкома на Забайкальской железной дороге создается железнодорожная милиция, комиссаром которой был назначен Н.А.Трифонов. В Екатеринославле ревкомом в начале 1918 г. была создана железнодорожная милиция Екатерининской железной дороги. Но никакой единой системы железнодорожной милиции в течение 1918 г. в стране не создавалось.

25 июля 1918 г. СНК РСФСР принял декрет «Об учреждении водной милиции». Еще в начале 1918 г. в системе Главвода ВСНХ РСФСР была организована ведомственная охрана, которая обеспечивала вооруженную охрану речных путей сообщения и общественный порядок. Ведомственная охрана после подчинения Главвода НКПС РСФСР вошла в состав охраны этого наркомата (нач. главного управления охраны А.П.Ногтев). Но фактически в 1918 г. водная милиция в системе НКВД была организована только в Москве и Петрограде, причем централизованного подразделения для руководства ее деятельностью не создавалось.

В большинстве городов России после октября 1917 г. уголовно-розыскная милиция Временного правительства распущена не была. В ряде городов образованные там Военно-революционные комитеты назначили в отделения уголовно-розыскной милиции своих комиссаров. В ряде губерний при отделах охраны или комиссариатах управления губернских и городских Советов были образованы уголовно-розыскные отделения. Так, подобное отделение было создано в составе комиссариата по гражданским делам при Моссовете. Оно и стало основной для организации Московского управления уголовного розыска (МУУР).

Непрерывный рост преступности в стране вызвал озабоченность руководства НКВД. Положение на местах было рассмотрено на заседании коллегии НКВД РСФСР 5 октября 1918 г. На нем было принято Постановление о создании уголовного розыска: «1. В разных пунктах РСФСР для охраны революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом учреждаются на основании следующего положения при всех губернских управлениях советской рабоче-крестьянской милиции в городах, как уездных, так и посадах, с народонаселением не менее 40000–45000 жителей, отделения уголовного розыска во главе одного начальника и необходимого числа сотрудников. 2. Все существующие ныне уголовно-розыскные учреждения должны быть реорганизованы и изменены согласно данному положению. 3. Для общего руководства и управления деятельностью в РСФСР уголовно-розыскного дела при главном управлении рабоче-крестьянской милиции НКВД создается особое отделение Центрального управления уголовного розыска. 4. Центральное управление уголовного розыска при ГУМ имеет право контроля над действиями городских и губернских отделений уголовного розыска. 5. Начальник Центрального управления уголовного розыска при главном управлении советской рабоче-крестьянской милиции НКВД назначается и увольняется заведующим управлением советской рабоче-крестьянской милиции НКВД с утверждением НКВД. 6. Начальник уголовно-розыскного отдела при губернском и городском управлении милиции назначается по представлению заведующего губернским управлением милиции, заведующим отделом управления ГИК, и утверждается НКВД». Центророзыск входил в состав ГУМ НКВД, губернские отделения уголовного розыска – в состав губернских управлений милиции, городские отделения уголовного розыска в – состав городских управлений милиции. При этом документом не было предусмотрено создавать уездные и волостные органы уголовного розыска.

Приказом НКВД РСФСР по главному управлению милиции было образовано Центральное управление уголовного розыска (Центророзыск). 10 октября 1918 г. его первым начальником стал начальник МУУР К.Г. Розенталь. При этом начальником МУУР он оставался по совместительству до ноября 1918 г. Вот, что сообщил об этом в приказе по МУУР № 90 от 11 января 1919 г. К.Г. Розенталь: «Приказом НКВД по главному управлению милиции от 10 сего октября я назначен начальником центрального управления уголовного розыска в России, помещающегося в доме № 14 по Пименовскому переулку, с оставлением в занимаемой мною должности, о каковом назначении объявляю для сведения». После назначения К.Г. Розенталя многие сотрудники МУУР перешли осенью 1918 г. на работу в аппарат Центророзыска. В ноябре 1918 г. коллегия НКВД утвердила временный штат Центророзыска в количестве 15 человек.

В октябре 1918 г. НКВД РСФСР направило на места в органы милиции и уголовного розыска циркулярную телеграмму, категорически запрещающую их сотрудникам производить розыски и сбор информации по частным делам. Такие факты имели место, когда сотрудники милиции и уголовного розыска за вознаграждение оказывали частным гражданам определенные услуги, как установление места жительства и работы лица, его доходы, наличия недвижимого и движимого имущества, и прочее. Во исполнение данного циркуляра в приказе по МУУР № 42 от 14.10.18 сказано: «Мною замечено, что некоторые сотрудники занимаются производством розыска по частным делам. Предупреждаю, что по делам частного характера производимый розыск, и собирание каких бы то ни было сведений, мною категорически воспрещается. Замеченные в неисполнении сего будут преданы суду».

Первые учебные заведения милиции и уголовного розыска были организованы как краткосрочные курсы милиции в Москве и Петрограде. Вскоре они были переименованы в школы милиции. Московская школа милиции была открыта уже 18 мая 1918 г. Первый набор слушателей школы составлял 40 человек. В связи с открытием этой школы был издан приказ по милиции г. Москвы. В данном приказе было сказано: «Немедленно откомандировать одного свободного от службы помощника комиссара по наружной охране, младшего помощника по уголовноследственной части и десятника, для прохождения курса в школе милиции (Петровские казармы)». В Петрограде курсы милиции были организованы в октябре 1918 г. В них обучалось 150 курсантов. Первый выпуск курсантов Петроградских курсов милиции состоялся 17 декабря 1918 г. С 1920 г. учебная работа этих школ была существенно расширена. Теперь в них обучались сотрудники не только городской милиции, но и уездных управлений Московской и Петроградской губерний.

В декабре 1918 г. первичная организация аппарата ГУМ и Центророзыска НКВД была в основном завершена. В этой связи 15 декабря 1918 г. заведующий ГУМ А.М. Дижбит направил на имя наркома ВД Г.И. Петровского следующее письмо: «Работа была ответственна и трудна, нужно было все создать. Конечно, не могу судить, пусть это сделают другие, как я исполнил возложенную на меня задачу. Но я полагаю, что первая организационная работа закончена и поэтому прошу Вас освободить меня от занимаемой мною должности». И действительно, уроженец Угальской волости Вентспилсского уезда Лифлянской губернии Андрес Мартинович Дижбит за несколько месяцев военного 1918 г. сумел наладить работу советской милиции. В России этого человека именовали как Андрей Мартынович. Как уроженец Латвии он рвался в конце 1918 г. на Родину, чтобы бороться с германскими оккупантами. А.М. Дижбит, член партии большевиков с 1912 г., уже в июле 1918 г. подавал свой первый рапорт о желании отправиться рядовым бойцом на Восточный фронт, где наступали белогвардейские армии. Тогда ему отказали. В декабре А.М. Дижбит был назначен НКВД РСФСР своим уполномоченным в Советской Латвии. Новым начальником Главмилиции стал Михаил Иванович Васильев-Южин.

Попытки 1918–1919 гг. ввести в органах милиции служебную форму успеха не имели. Но НКВД РСФСР еще в конце 1918 г. сумело наладить производство наружных металлических знаков для командного и рядового состава милиции. Эти знаки изготавливала в Москве металлическая артель «Труженик» по заказу главного управления милиции.

В начале 1919 г. советское правительство принимает ряд декретов и постановлений по организации транспортной милиции. В первую очередь, это декрет СНК РСФСР от 18.02.19 «Об организации железнодорожной милиции и железнодорожной охраны». После издания данного декрета СНК РСФСР утвердил «Положение о железнодорожной охране» и «О рабоче-крестьянской железнодорожной милиции».

Уже в феврале 1919 г. в ряде губернских центров органы железнодорожной милиции были созданы. Первоначально такие органы создавались как отделы железнодорожной милиции в составе управлений губернской милиции. 18 февраля 1919 г. была создана железнодорожная милиция в Петрограде. Она именовалась как милиция Петроградского транспортного узла. Ее начальником был назначен В.С. Шатов. В Москве организацией железнодорожной милиции занимался А.В. Белоруссов. Он сформировал милицию Московского транспортного узла, которая обслуживала все вокзалы и станции города Москвы, а также ее окрестностей. На некоторых железнодорожных станциях Москвы и ее окрестностей летом 1919 г. были организованы чрезвычайные комиссариаты по охране. Такой комиссариат был создан для охраны Дачного района Северной железной дороги. Руководил им чрезвычайный комиссар Махмуд Бек. В его подчинении находился особый отряд милиции, численностью более 200 человек. Отдел железнодорожной милиции в аппарате главного управления милиции был создан в марте 1919 г. На этот отдел коллегия НКВД РСФСР возложила общее руководство всей железнодорожной милицией республики. Заведующим отделом был назначен А.Ф. Ивенин. Но утвержден в этой должности он был коллегией НКВД РСФСР только в июне 1919 г. Уже 28 ноября 1919 г. на пост заведующего отделом железнодорожной милиции был назначен М.А. Дейч. Он руководил отделом до февраля 1920 г.

В апреле 1919 г. был издан декрет СНК РСФСР «Об образовании речной милиции». Этот декрет предписывал создать на территории республики специализированную милицию на речных путях сообщения. Осенью 1919 г. в составе ГУМ НКВД РСФСР был образован отдел морской и речной милиции, который возглавил Б.Г. Молдавский. Этот отдел с декабря 1919 г. непосредственно руководил созданием органов водной милиции на всей территории Советской России.

В феврале 1919 г. СНК принял постановление о переводе всех видов советской милиции на государственное содержание. В данном постановлении было сказано: «В целях более успешной борьбы с возросшей преступностью и улучшением состава рабоче-крестьянской милиции СНК постановил: Принять на государственный счет содержание всех видов милиции, находящихся в ведении НКВД. Чины милиции и агенты уголовного розыска, подлежащие призыву в Красную Армию, остаются на своих местах и считаются прикомандированными к отделу управления. Вместе с тем в милиции вводится обязательное обучение военному искусству и военная дисциплина. В районах боевых действий милиция может употребляться как военная сила».

Главным нормативным документом для организации работы советской милиции в 1919 г. являлся декрет СНК «О советской рабоче-крестьянской милиции», опубликованный 3 апреля 1919 г. Данный декрет определил централизованную систему подчинения советской милиции. Он же определил все виды советской милиции. В декрете было четко определено, что вся советская милиция содержится за государственный счет, был определен порядок продовольственного обеспечения сотрудников милиции: «Милиционеры и командный состав милиции зачисляются на тыловой красноармейский паек за наличный расчет по твердым ценам, о чем народный комиссариат по продовольствию делает немедленно распоряжение во все губернские продовольственные комитеты».

В связи с резким усилением уголовной преступности, особенно вооруженного бандитизма в городах, ГУМ НКВД направил всем ГИК и ЧК специальный циркуляр № 758/2339 от 8.03.1919. В данном циркуляре было сказано: «За последнее время сильно увеличилось количество уголовных преступлений и в некоторых случаях эти преступления приняли характер террористических актов, и, как видно, имеют своей ближайшей целью дискредитацию Советской власти. Борьба с такими грабителями-террористами должна быть беспощадной и не следует разбираться в средствах их уничтожения. Надо мобилизовать все силы уголовного розыска и местных коммунистов для того, чтобы успешно противопоставить актам насилия бандитов и темных личностей железную волю пролетариата, обеспечить тыл от преступников – опасных врагов Советской власти. Отделения уголовного розыска, со своей стороны, должны приложить все силы к тому, чтобы профессиональные преступники, грабители и бандиты не могли спокойно проживать в районе деятельности отделения и творить свое преступное дело». Именно на основании этого документа в 1919 г. органы милиции и уголовного розыска вели борьбу с профессиональной преступностью и вооруженным бандитизмом.

Центральное управление уголовного розыска (Центророзыск) входило в состав главного управления милиции НКВД. До марта 1919 г. Центророзыском руководил К.Г. Розенталь, затем до октября – В.Н. Николаев. С октября по ноябрь 1919 г. в Центророзыске не было руководителя. Его обязанности временно исполнял секретарь управления Я.С. Часовщик. 28 ноября 1919 руководителем Центророзыска был назначен А.Ф. Ивенин. Но уже в декабре 1919 г. руководителем Центророзыска был вновь назначен К.Г. Розенталь. 1 марта 1919 г. в Центророзыске был создан кабинет судебно-уголовной экспертизы, который возглавил П.С. Семеновский, в том же месяце в Москве открылись курсы подготовки оперативных сотрудников уголовного розыска.

Весной 1919 г. Центророзыск провел реорганизацию губернских уголовно-розыскных отделений. Циркуляром № 1672 от 26.05.1919 для губернских отделений были введены три категории. Такое деление не распространялось только на органы уголовного розыска Москвы и Петрограда. Новые типовые штаты для губернских отделений уголовного розыска примерно составляли: для 1 категории – 50 сотрудников, для 2 категории – 40 сотрудников, для 3 категории – 30 сотрудников.

В конце 1919 г. начинаются работы по формированию общероссийской информационной базы для оперативно-розыскной работы. НКВД РСФСР 23 декабря 1919 г. издал циркуляр № 452/2308, в котором сказано следующее: «ГУМ просит поручить всем губернским, городском и уездным милициям всех губерний представить в ГУМ в двухнедельный с получения сего срок непосредственном от себя по прилагаемой форме списки лиц, скрывающихся от производства предварительных дознаний, судебного следствия и от суда, по обвинению их в преступлениях, влекущих по закону об ответственности, задержание и заключение под стражу». Реквизиты из данной формы заносились в специальные карточки. Эти карточки хранились в единой картотеке Центророзыска до момента поступления сведений о задержании лица, объявленного в розыск. Единая республиканская картотека по розыску граждан была сформирована в 1920 г. На основании ее данных Центророзыск ежемесячно рассылал в губернские милиции списки граждан, объявленных во всероссийский розыск. Введение такой организации розыска позволило в 1920 г. задержать значительное число граждан, скрывающихся от органов милиции и суда.

В 1919 г. по всей системе НКВД РСФСР был введен обязательный порядок оповещения всех местных отделов управления и управлений милиции о сотрудниках, уволенных за должностные нарушения или преступления. Подобные оповещения рассылались как циркуляры, содержавшие руководящие указания и список уволенных из системы НКВД лиц. В списке указывались: фамилия-имя-отчество сотрудника, должность, место последней работы, причина увольнения. Этим пресекались попытки уволенных за злоупотребления работников вновь устроиться на службу.

Опыт строительства милиции, накопленный в первые годы Советской власти, был обобщен и законодательно закреплен в Положении о рабоче-крестьянской милиции. 8 июня 1920 г. проект Положения рассматривался на заседании Совета Народных Комиссаров. Одновременно СНК принял постановление, в котором НКВД поручалось немедленно выработать инструкцию о мерах быстрого введения военной дисциплины в милиции. После одобрения СНК проект Положения 10 июня 1920 г. утвердил ВЦИК.

Этот документ четко определил систему управления и распределение функций и полномочий всех органов милиции и уголовного розыска РСФСР. Вся милиция республики была разделена на следующие виды: общая милиция, уголовно-розыскная, промышленная, железнодорожная и водная. Все органы общей, уголовно-розыскной и промышленной милиции формировались по территориальному принципу. Все органы железнодорожной и водной милиции формировались по линейному принципу. Главным руководящим органом милиции республики являлось ГУМ НКВД РСФСР, которому подчинялись губернские управления милиции, милиция железных дорог и водного транспорта. Губернские управления милиции обеспечивали руководство всеми органами общей милиции и уголовного розыска на территории своей губернии.

Рабоче-крестьянская милиция рассматривалась как исполнительный орган, которому придавалось значение вооруженных частей особого назначения и резерва Красной Армии. Народный комиссариат по военным делам мог привлекать милиционеров к участию в боевых операциях на фронтах, однако с таким расчетом, чтобы в действующей армии одновременно находилось не свыше 1/5 личного состава милиции. При необходимости в районе боевых действий все работники милиции по требованию соответствующего реввоенсовета могли быть привлечены в ряды действующей армии. После прекращения боевых действий на территории района они немедленно возвращались к исполнению своих прямых обязанностей.

В Положении вновь подчеркивалось, что снабжение милиции продовольствием, снаряжением, обмундированием, вооружением, а также обеспечение семей милиционеров производятся за счет государственного бюджета. Совет Труда и Обороны 11 июля 1920 г. принял постановление «О снабжении милиции продовольствием, фуражом и предметами первой необходимости». В нем указывалось, что обеспечение милиции всеми видами довольствия «проводится на общих основаниях с частями Красной Армии, несущими гарнизонную службу». Порядок удовлетворения милиции довольствием определялся окружными и губернскими органами снабжения Красной Армии по согласованию с Главным управлением милиции и его местными органами.

Положение о рабоче-крестьянской милиции от 10 июня 1920 г. закрепило опыт первых лет строительства органов милиции. С изданием Положения в основном завершился процесс организационного становления советской милиции.

В 1920 году начинает воплощаться в жизнь ранее принятое постановление о реорганизации железнодорожной милиции по линейному принципу. Такая реорганизация предусматривала ликвидацию отделов железнодорожной милиции в структурах управлений губернской милиции и организацию управления железнодорожной милиции в составе аппарата каждой железной дороги. В начале 1920 г. были организованы управления милиции следующих железных дорог: Юго-Восточной, Южной, Донецкой, Екатеринославской, Северо-Западной, Николаевской (Октябрьской), Московско-Киевско-Воронежской, Орлово-Риго-Виндавской, Самаро-Златоустовской, Нижегородской, Московско-Курской. Все созданные линейные управления милиции железных дорог имели двойное подчинение. В оперативном, административном и хозяйственном отношении они подчинялись аппарату управления железной дороги, а также выше стоящей организации – НКПС РСФСР. А по своей функциональной деятельности эти управления подчинялись ГУМ НКВД РСФСР. Непосредственное руководство органами железнодорожной милиции обеспечивал отдел железнодорожной милиции ГУМ НКВД РСФСР. С 28 ноября 1919 г. этот отдел возглавлял М.А. Дейч, затем С.П. Перов.

В ноябре 1920 г. было принято решение передать железнодорожную и водную милицию в состав войск ВНУС НКВД и подчинить ее командующему этими войсками. В январе 1921 г. эта милиция перешла после расформирования войск ВНУС в состав войск ВЧК.

Но такая организация управления милицией сохранялась не долго. Уже 15 февраля 1921 г. совместным приказом ГУМ и нач. войск ВЧК №6/50 вся железнодорожная и водная милиция вновь передавались в ведение ГУМ НКВД РСФСР. Приказом НКВД № 44 от 1 апреля 1921 г. был введен новый штат ГУМ. Общая численность по штату составляла 597 сотрудников.

На начало 1921 г. в РСФСР была сформирована единая система линейных органов железнодорожной милиции. При большинстве железных дорог были образованы линейные управления милиции. Они делились на районы милиции, которые обслуживали так называемые эксплуатационные участки магистрали железной дороги. Вся железная дорога в зависимости от протяженности железнодорожных путей делилась на 5–8 районов милиции. Каждый район милиции, в свою очередь, делился на 3–5 участков милиции.

На 1 марта 1921 г. на всех железнодорожных путях республики имелось 110 районов и 315 участков. Общая численность железнодорожной милиции РСФСР на 1 марта 1921 г. составляла: 58490 человек по штату, 41134 человек фактически.

К 1921 году была также завершена организация системы водной милиции РСФСР по линейному принципу. Органы железнодорожной и водной милиции находились исключительно в ведении НКВД РСФСР, хотя функционировали и за пределами Советской России. СНК и НКВД советских республик в деятельность транспортной милиции не вмешивались. По условиям межгосударственных договоров, заключенных между РСФСР и всеми советскими социалистическими республиками, сохранялась единая и централизованная система управления железнодорожным и водным транспортом. Обеспечивал это управление НКПС РСФСР из Москвы. Естественно, что такое решение автоматически было распространено и на линейные органы транспортной милиции.

До июля 1920 г. Центророзыск являлся центральным управлением уголовного розыска ГУМ НКВД РСФСР. Его возглавлял И.А. Визнер с января 1920 г. по июль 1920 г. В июле центральное управление было преобразовано в центральный отдел уголовного розыска ГУМ НКВД. Начальниками отдела являлись: А.Ф. Ивенин с 26 июля 1920 г. по май 1921 г., В.А. Кожевников с мая 1921 г. На декабрь 1920 г. в его состав входили следующие подразделения: канцелярия, справочнорегистрационный подотдел, транспортный подотдел, организационно-инспекторский и оперативный подотдел, стол розыска, стол статистики преступлений, кабинет уголовно-технической экспертизы. Общая численность сотрудников уголовного розыска по смете НКВД РСФСР на 1920 г. составляла всего 5124 человека. Фактически же численность их была существенно выше – 13794 сотрудника.

ГУМ и Центророзыск в 1920 г. размещались по адресу: Большая Лубянка, д.2.

Переход к НЭПу в течение 1921–1922 гг. существенно изменили общий характер городской преступности во всех советских республиках. Существенно снизилось число наиболее опасных видов преступлений, таких как убийства, налеты, вооруженные грабежи, погромы, поджоги. В тоже время стал наблюдаться резкий рост имущественных и экономических преступлений. В городах стали постоянно регистрироваться весьма необычные для времен «военного коммунизма» виды уголовных преступлений. Это хищения, подлоги, махинации, мошенничество, растраты. С 1922 г. наблюдается резкий рост квартирных и карманных краж, самогоноварения и незаконной торговли спиртными напитками, проституции и детской преступности.

В новых мирных условиях работы требовалось более четко определить правовые основы организации и деятельности милиции. Поэтому вполне своевременным было принятие ВЦИК и СНК РСФСР Положения о Народном Комиссариате внутренних дел РСФСР 10 июня 1921 г.

Успешная реализация задачи укрепления законности в стране была невозможна без усиления мер по борьбе с преступностью, уровень которой был чрезвычайно высок. С этой целью был осуществлен ряд организационно-правовых мер.

10 апреля 1922 г. приказом НКВД РСФСР, уголовный розыск был выделен из общей милиции и стал самостоятельной службой органов внутренних дел. Начальником УР был назначен З.Б. Кацнельсон. 2 мая 1922 г. в соответствии с «Объяснительной запиской к штатам Уголовного Розыска Республики» отдел уголовного розыска был преобразован в Управление уголовного розыска Республики. Это явилось логическим завершением реорганизации уголовно-розыскной службы. Тогда же налаживается использование специального аппарата и негласных методов работы службы уголовного розыска. Практика показала правомерность и необходимость подобных методов в борьбе с преступностью.

В ходе проведения новой экономической политики остро встал вопрос об источниках финансирования промышленности и других отраслей народного хозяйства. Одним из них стала экономия государственных средств, сокращение расходов на содержание государственного аппарата. В соответствии с этим с 1923 г. милиция и уголовный розыск были сняты с общегосударственного бюджета и переведены на местный бюджет. Одновременно была проведена реорганизация аппаратов милиции и уголовного розыска. В августе 1923 г. в составе НКВД РСФСР было создано Центральное административное управление (ЦАУ). Штаты милиции и уголовного розыска были сокращены наполовину, а расходы на их содержание уменьшились на одну треть. В целом, в результате проведенной реорганизации аппарата экономия составляла 237726 рублей в год.

Центральное административное управление состояло из четырех отделов: 1) административного; 2) милиции; 3) уголовного розыска; 4) канцелярии. Начальник ЦАУ был начальником милиции республики.

В губерниях действовали административные отделы соответствующих исполнительных комитетов. Само собой разумеется, перевод милиции на местный бюджет привел к серьезным негативным последствиям, снижению эффективности работы милиции, прежде всего ее оперативных служб.

Создание ЦАУ и других структурных подразделений НКВД привело к тому, что Положение об НКВД РСФСР от 10 июня 1921 г. уже не отражало ни структуры наркомата, ни объема его функций. В связи с этим 28 марта 1927 г. было разработано и утверждено новое Положение об НКВД РСФСР. Оно определило структуру НКВД, его полномочия и функции.

Характерно, что при определении предметов ведения наркомата Положение на первое место поставило вопросы «общего администрирования и установления охраны революционного порядка и общественного порядка и общественной безопасности».

В условиях индустриализации, когда возникали новые промышленные предприятия, происходило увеличение численности ведомственной милиции. На 1 января 1929 г. численность милиции в РСФСР составляла:

  • государственная милиция – 37800 человек;
  • ведомственная милиция – 37606 человек;
  • уголовный розыск – 4722 человека.
  • Во второй половине 20-х годов продолжались организационные перестройки аппарата милиции. В декабре 1927 г. было упразднено Центральное административное управление НКВД РСФСР. Вместо него были созданы Отдел милиции наркомата, который руководил государственной и ведомственной милицией, и Отдел уголовного розыска, ведавший уголовно-розыскными учреждениями. Начальники краевых, областных и губернских административных отделов в связи с упразднением ЦАУ стали непосредственно подчиняться Народному Комиссариату внутренних дел.

    Кроме того, в составе центрального аппарата НКВД РСФСР функционировал Отдел административного надзора, ведавший широким кругом вопросов административного характера: надзором за изданием местными исполкомами обязательных постановлений, выдачей разрешений на изготовление гербовых печатей, регистрации актов гражданского состояния, выдачи гражданам РСФСР заграничных паспортов и др.

    В 1928 г. Отдел милиции НКВД РСФСР был преобразован в Управление милиции. В него входили три отдела: службы, подготовки и устройства.

    Одним из направлений совершенствования организационных основ и повышения продуктивности работы милиции Российской Федерации являлось ее сотрудничество с органами милиции других советских республик. Это сотрудничество началось еще в годы гражданской войны. Однако тогда оно носило фактический характер и не вылилось в какие-то юридические формы. В мирных условиях формой взаимоотношений милиции РСФСР и других республик стали договорные отношения. Наиболее тесно и разносторонне договорные отношения сложились между милицией РСФСР и Украинской ССР. 27 ноября 1922 г. договор о сотрудничестве заключили главные управления милиции РСФСР и Украинской ССР.

    После объединения независимых советских республик в союзное государство Договором об образовании СССР, а затем и Конституцией Союза ССР 1924 г. управление внутренними делами, в том числе и охрана общественного порядка, было отнесено к исключительной компетенции союзных республик. Народные Комиссариаты внутренних дел являлись республиканскими и были подчинены Советам Народных Комиссаров союзных республик. Однако в условиях единого союзного государства многие задачи охраны общественного порядка нужно было решать согласованно в масштабе Союза. Поэтому после образования СССР основной формой сотрудничества органов НКВД стали Всесоюзные совещания наркомов внутренних дел союзных республик. Они позволяли обмениваться опытом работы, вырабатывать совместные согласованные меры в области охраны общественного порядка. Решения совещаний были обязательными, поскольку они принимались полномочными представителями НКВД каждой союзной республики.

    Первое Всесоюзное совещание наркомов внутренних дел союзных республик состоялось с 13 по 16 июня 1924 г. На нем среди других обсуждался вопрос «О контакте в работе НКВД союзных республик в области милиции и уголовного розыска». Итоги Всесоюзного совещания наркомов внутренних дел обсуждались руководящими работниками губерний и областей. Такое обсуждение проходило с 20 по 22 сентября 1924 г. в НКВД РСФСР с участием начальников милиции и уголовного розыска. Тенденция к контактам и тесному сотрудничеству стала ведущей во взаимоотношениях НКВД РСФСР и НКВД других республик. Она отражала объективную потребность объединения сил в борьбе с преступностью.

    После ликвидации губерний и уездов в 1927 г. и образования краев, областей и районов губернские и уездные административные отделы были упразднены и образованы краевые и областные административные отделы и районные административные отделения. В 1929 г. краевые и областные административные отделы были реорганизованы в административные управления.

    15 декабря 1930 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление «О ликвидации народных комиссариатов внутренних дел союзных и автономных республик». В постановлении указывалось: «На первом этапе в условиях социалистической реорганизации народного хозяйства комиссариаты внутренних дел союзных и автономных республик, объединяющие руководство различными, органически не связанными между собой, отраслями управления и народного хозяйства – коммунальным делом, милицией, уголовным розыском, местами заключения – стали излишними звеньями советского аппарата».

    15 декабря 1930 г. постановлением ЦИК и СНК СССР в составе ОГПУ СССР была создана Главная инспекция по милиции и уголовному розыску. В республиканских, краевых, областных органах ГПУ – особые инспекции по милиции и уголовному розыску.

    Таким образом, была осуществлена централизация органов милиции в масштабе Советского Союза. Эта мера вскоре получила законодательное закрепление в принятом 25 мая 1931 г. СНК СССР общесоюзном Положении о рабоче-крестьянской милиции.

    В Положении рабоче-крестьянская милиция характеризовалась как административно-исполнительный орган Советской власти. Основными задачами милиции являлись «наблюдение за проведением в жизнь законов и распоряжений центральных и местных органов власти, регулирующих революционный порядок и общественную безопасность», вести борьбу с преступностью, расследовать дела о преступлениях, охранять государственное и общественное имущество, а также личную безопасность граждан и их имущество. Общая милиция Положением от 25 мая 1931 г. переводилась с местного бюджета на общегосударственный бюджет и снабжалась вооружением, снаряжением и вещевым довольствием в централизованном порядке. Благодаря этому существенно улучшилось материальное положение работников милиции.

    Еще одним шагом по пути дальнейшей централизации системы милиции в общесоюзном масштабе стало создание в декабре 1932 г. постановлением ЦИК и СНК СССР Главного управления рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР (ГУРКМ при ОГПУ СССР).

    Одновременно с этим постановлением было утверждено и Положение о Главном управлении рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ СССР.

    В конце апреля 1934 г. в составе ГУРКМ имелись: а) паспортный отдел; б) ОУР; в) отдел наружной службы; г) политический отдел; д) командно-строевой отдел; е) отдел снабжения и вооружения; ж) общий отдел; з) особая инспекция.

    После образования 10 июля 1934 г. Народного Комиссариата внутренних дел Союза ССР Главное управление рабоче-крестьянской милиции вошло в его состав. Вторая половина 30-х годов для милиции характерна расширением ее аппарата, образованием новых крупных подразделений.

    Рост автомобильного транспорта, повышение интенсивности дорожного движения на дорогах страны сделали необходимым принятие более эффективных мер по обеспечению безопасности дорожного движения.

    В 1935 г. в составе Центрального управления шоссейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта (Цудортранс) была образована Государственная автомобильная инспекция (ГАИ). В марте 1936 г. постановлением Совета народных Комиссаров СССР Государственная автомобильная инспекция передается в ведение Главного управления Рабоче-крестьянской милиции.

    3 июля 1936 г. СНК СССР утвердил Положение о Государственной автомобильной инспекции Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР. Работникам Госавтоинспекции предоставлялись все права, установленные для сотрудников милиции.

    Повысилась роль милиции в обеспечении общественного порядка на железнодорожном и водном транспорте. В середине 1937 г. вновь создается железнодорожная милиция. В Главном управлении милиции НКВД СССР образуется отдел железнодорожной милиции. 16 марта 1937 г. в составе Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР был образован Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией (ОБХСС). В утвержденном НКВД СССР положении об отделе указывалось, что он создается для обеспечения борьбы с хищениями социалистической собственности в организациях и учреждениях государственной торговли, потребительской, промысловой и инвалидной кооперации, в заготовительных органах и сберкассах, а также для борьбы со спекуляцией.

    Как и в прежние годы, органы милиции уделяли самое серьезное внимание борьбе с детской беспризорностью и преступностью несовершеннолетних. В 1940 г. с учетом пятилетнего опыта работы по ликвидации детской беспризорности, возложенной на милицию постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 мая 1935 г. издается специальная инструкция, определявшая пути улучшения работы с несовершеннолетними. На начальников органов милиции возлагалась обязанность непосредственно заниматься разработкой конкретных мероприятий по ликвидации детской беспризорности и безнадзорности, входить в местные государственные и общественные организации с практическими предложениями по этому вопросу. Органы милиции обязывались тщательно выяснять конкретные причины, приводившие подростков к беспризорности и безнадзорности, внимательно обследовать бытовые условия несовершеннолетних правонарушителей. В 1940 г. стали создаваться детские комнаты милиции, ставшие центрами работы по преодолению беспризорности, безнадзорности детей, правонарушений подростков.

    В рассматриваемый период происходит расширение функции милиции в области борьбы с пьянством. В частности, в 1940 г. медицинские вытрезвители передаются из системы Народного Комиссариата здравоохранения в систему НКВД и структурно входят в органы милиции.

    В связи с нараставшей угрозой войны приказом НКВД СССР от 3 июля 1939 г. было введено в действие наставление по мобилизационной работе в органах рабоче-крестьянской милиции. Наставление определяло задачи и обязанности милиции на случай военного времени. Новые задачи по повышению боевой готовности милиции были поставлены в приказе НКВД от 26 февраля 1941 г.

    Подготовка страны к обороне обусловила необходимость наделения НКВД СССР и его органов некоторыми новыми функциями. В частности, в октябре 1940 г. на органы внутренних дел была возложена организация местной противовоздушной обороны страны. В составе НКВД СССР образуется Главное управление МПВО. При НКВД союзных и автономных республик, УНКВД краев и областей образовывались отделы, отделения МПВО. В городских и районных органах милиции вводились должности старших инспекторов по местной противовоздушной обороне.

    На рассвете 22 июня 1941 г. гитлеровская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война – самая жестокая и кровопролитная из всех войн, какие знала история.

    Война поставила перед советским народом чрезвычайно сложные задачи: необходимо было отстоять свою свободу и независимость, спасти современную цивилизацию и культуру от фашистских агрессоров.

    22 июня 1941 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О военном положении». Указ установил, что в местностях, объявленных на военном положении, все функции органов государственной власти в области обороны, обеспечения общественного порядка и государственной безопасности передавались Военным Советам фронтов, армий, военных округов, а там, где они отсутствовали – высшему командованию войсковых формирований.

    В тот же день были изданы указы о мобилизации военнообязанных. Вся жизнь страны была подчинена делу вооруженной защиты страны.

    Следует сказать, что крупных изменений в системе и организационной структуре органов милиции за годы войны не произошло. В начале войны в состав Главного управления милиции входили отделы: уголовного розыска, наружной службы, железнодорожной и водной милиции, ведомственной милиции, научно-технический, паспортный, ГАИ, ОБХСС, политотдел, секретариат. Новшества были связаны с возложением на милицию новых обязанностей, обусловленных военной обстановкой. В связи с тем, что в ходе эвакуации значительных масс населения, многие граждане утратили связи с родственниками, в соответствии с постановлением СНК СССР от 31 января 1942 г. при паспортном отделе ГУМ НКВД СССР было организовано Центральное справочное бюро на эвакуированных.

    22 января 1942 г. СНК СССР принял постановление «Об устройстве детей, оставшихся без родителей», в котором отмечалось, в частности, что забота об оставшихся без родителей детях и борьба с беспризорностью и безнадзорностью является важнейшим общегосударственным делом. В рамках реализации данного постановления в марте 1942 г. были созданы справочные адресные детские столы, а в июне 1943 г. в управлениях милиции республик, краев, областей и городов организованы отделы по борьбе с преступностью несовершеннолетних. За годы войны возросло количество детских комнат милиции: в 1941 г. их было 260, в 1943 г. – уже 745, а в 1945 г. – до 1000.

    В целях укрепления общественного порядка на транспортных коммуникациях, усиления борьбы с преступностью в мае 1943 г. в ГУМ было создано Управление транспортной милиции, непосредственно которому были подчинены дорожные и водные отделы местных НКВД–УНКВД.

    В связи с существенным расширением объема работы по выдаче документов, удостоверяющих личность, в конце июня 1943 г. паспортный отдел ГУМ НКВД СССР был разделен на паспортный и административный отделы, что было связано с постоянно увеличивающейся реэвакуацией населения.

    Советская милиция как боевой резерв Красной Армии с самого начала войны принимала активное участие в боях с гитлеровскими захватчиками. Многие работники милиции добровольно вступали в ряды Красной Армии и в составе ее частей и подразделений сражались на фронте. Только из московской милиции на фронт ушли 12 тысяч работников. Всего же в первые дни войны в действующую армию ушло 25 процентов личного состава. Героические дела работников милиции во имя свободы и независимости Родины – одна из ярких страниц истории Великой Отечественной войны и советской милиции.

    С первых дней войны развернулась всенародная борьба в тылу гитлеровских войск.

    В развертывании этой борьбы, создании партизанских отрядов и диверсионных групп активное участие принимали работники милиции. Обладая богатым опытом, они передавали его партизанам и подпольщикам, обучали их основным правилам соблюдения конспирации, указывали на слабые и сильные стороны противника, ограждали партизанские формирования и подпольные организации от проникновения в них вражеской агентуры.

    В боевой деятельности в тылу врага активное участие принимали истребительные батальоны. Многие из них в ходе борьбы с фашистскими захватчиками переходили к партизанским методам, объединяя вокруг себя партизанские отряды.

    В связи с приближением линии фронта к Москве и необходимостью наведения жесткого порядка на тыловых участках фронта, прилегающих к Москве, ГКО 12 октября 1941 г. принял постановление «Об охране Московской зоны». НКВД СССР поручалось взять под особую охрану зону, прилегающую к Москве с запада и юга. При НКВД СССР был организован Штаб охраны Московской зоны, которому в оперативном отношении подчинялись расположенные в зоне войска НКВД (6000 человек по особому расчету), милиция, районные организации НКВД, истребительные батальоны и заградительные отряды.

    Эвакуация многих государственных учреждений в Куйбышев вызвала настоящую панику, которой поддались и некоторые руководящие работники разного уровня. Как показало последующее разбирательство, только 16 октября бежало 779 руководящих работников столицы. О том насколько напряженной была обстановка в эти дни в столице можно судить по докладу 18 октября 1941 г. начальника УРКМ г. Москвы Романченко начальнику Штаба охраны Московской зоны – заместителю наркома внутренних дел СССР И. Серову о положении в Москве: «Распоряжением Московского Комитета ВКП(б) и Московского Совета о расчете рабочих предприятий, кои подлежат уничтожению и об эвакуации партийного актива, жизнь в Москве в настоящее время дезорганизована.

    Начиная с 17 октября с. г. столовые, буфеты и рестораны не работают, магазины и другие торговые предприятия обслуживают население исключительно плохо. Транспорта для перевозки продуктов не хватает.

    Выдача месячного запаса продовольствия организационно не подготовлена, чем созданы большие очереди у всех магазинов.

    Ряд руководителей предприятий и учреждений вместо организации рабочих, бросили их на произвол судьбы, выехав без разрешения из Москвы со своими семьями. Районные комитеты партии и райсоветы растерялись и фактически самоустранились от управления районами.

    Ремесленные училища распущены и остались без руководства, никто организованной эвакуацией их не занимался и не занимается.

    Город в течение двух дней не убирается.

    Все это привело к тому, что рабочие открыто высказывают свое недовольство нераспорядительностью и бездеятельностью администрации и местных районных советов.

    Находятся провокаторы, контрреволюционные элементы, которые подстрекают массы рабочих к нарушению установленного порядка.

    Такое положение не может быть терпимо…

    По линии обеспечения общественного порядка органами милиции мною меры приняты».

    20 октября 1941 г. ГКО принял решение о введении в Москве осадного положения. Милиция была подчинена военному коменданту.

    Устанавливалось, что провокаторы, диверсанты, шпионы при задержании расстреливаются на месте. Все гражданские суды и прокуратура Москвы были реорганизованы в военные трибуналы и военную прокуратуру. Вводился упрощенный порядок судопроизводства по общеуголовным преступлениям: дела расследовались в кратчайшие сроки и направлялись в военные трибуналы, которые, как правило, выносили по ним смертные приговоры. Эти приговоры не подлежали обжалованию и приводились в исполнение немедленно.

    В самые тревожные дни для Москвы в октябре 1941 г. из сотрудников УНКВД г. Москвы и Московской области, работников аппарата СНК РСФСР, ряда наркоматов, добровольцев Московского часового завода, типографии «Красный пролетарий», студентов и преподавателей Института физкультуры, Промакадемии был сформирован истребительный мотострелковый полк УНКВД. Командовал им А.Я. Маханьков. 7 ноября полк, участвуя в историческом параде, прошел по Красной площади, а спустя несколько дней его первые спецгруппы перешли линию фронта, чтобы сражаться в тылу врага в районах Рузы, Дорохово, Наро-Фоминска, Можайска, Рогачева.

    В рядах партизан только из управления НКВД сражалось около 300 сотрудников. Из работников Московского уголовного розыска было создано 3 отряда. Один из них под руководством В. Колесова причинил огромный урон фашистам.

    Крупную боевую операцию совершили партизаны Подмосковья в суровую осень 1941 г., разгромив в Угодском Заводе штаб 12-го корпуса фашистской армии. Разведкой партизанского отряда было установлено, что в Угодском Заводе помещены службы гитлеровского штаба корпуса. Для разгрома штаба в помощь партизанскому отряду УНКВД Московской области срочно сформировало три истребительных группы из работников НКВД и милиции и перебросило их через линию фронта в район дислокации партизанского отряда. Группами командовали опытные сотрудники НКВД Вадим Бабакин, Дмитрий Каверзнев, работник Коломенского отдела милиции Николай Шивалин.

    После проведения глубокой разведки сил и средств противника была разработана операция по разгрому штаба корпуса. Она длилась два часа и завершилась блестяще.

    С первых дней войны перед милицией встала важнейшая задача – обеспечить надежную охрану тыла.

    В программном документе перестройки жизни страны в условиях военного времени – директиве СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. говорилось: «Укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам фронта всю свою деятельность, обеспечить усиленную работу всех предприятий, разъяснить трудящимся их обязанности и создавшееся положение, организовать охрану заводов, электростанций, мостов, телефонной и телеграфной связи, организовать беспощадную борьбу с всякими дезорганизаторами тыла, дезертирами, паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов, оказывая во всем этом быстрое содействие истребительным батальонам».

    Сформированные во многих районах истребительные батальоны действовали под руководством органов внутренних дел. Их главной задачей была борьба с вражескими парашютными десантами и диверсантами, охрана важных объектов народного хозяйства, поддержание общественного порядка. К 1 августа 1941 г. насчитывалось 1755 истребительных батальонов с общим числом бойцов и командиров 323 тысячи. В группах содействия батальонам насчитывалось свыше 300 тысяч человек. Бойцы зачислялись в истребительные батальоны на добровольной основе.

    В результате их деятельности попытки гитлеровцев дезорганизовать тыл действующей Красной Армии были решительно пресечены. Противнику не удалось нарушить коммуникации, сорвать снабжение советских войск боеприпасами, вооружением, продовольствием. Войска НКВД по охране тыла уничтожали вражеские десанты, ликвидировали попытки диверсий, вели борьбу с гитлеровской агентурой.

    Существенный вклад в ликвидацию немецкой агентуры и ее потенциальных пособников внесла милицейская дивизия П.А. Орлова. За период с 10 августа 1941 г. по 20 февраля 1942 г было задержано: агентов немецкой разведки – 50, шпионов – 79, дезертиров – 683, уклоняющихся от мобилизации – 2180, мародеров – 18, уголовного элемента – 59, нарушителей паспортного режима – 232 человека.

    В Москве было организовано круглосуточное патрулирование нарядами военного коменданта и милиции. Не имеющие документов гражданские лица направлялись для проверки в отделения милиции, а военнослужащие – в военную комендатуру.

    Свой вклад в борьбу с преступностью внесли работники паспортных аппаратов милиции. 21 февраля 1942 г. ГКО принял постановление «О перерегистрации паспортов у граждан, проживающих в режимных местностях, запретных зонах и пограничной полосе Союза ССР и наклейке на них контрольных листков». В результате перерегистрации (а она охватила около 796 тыс. человек) было выявлено 18000 подпадающих под паспортные ограничения, из которых 460 арестовано, 3000 удалено из режимных зон, остальные направлены для работы в промышленности.

    Большую работу паспортные подразделения милиции провели на освобожденных от врага территориях. Только в 1944–1945 гг. были документированы 37 млн. человек. В ходе документирования выявлено пособников фашистов 8187, бывших полицаев – 10727, служивших в немецких учреждениях – 73269, судимых – 2221 человек.

    Большой круг обязанностей выполняли органы милиции в системе противовоздушной обороны. Во время налетов вражеской авиации милиция поддерживала общественный порядок, наблюдала за выполнением населением установленных правил поведения, принимала участие в ликвидации последствий воздушных нападений.

    Новые задачи пришлось решать Государственной автомобильной инспекции. В первые же дни войны ее органы выполняли колоссальную работу по мобилизации автомобильного транспорта для нужд Красной Армии. Бессменно 152 дня несли свою нелегкую службу работники ГАИ–РУД Ленинграда на «Дороге жизни», проложенной в ноябре 1941 г. по льду Ладожского озера. 60 постов милиции обслуживали трассу. Под огнем противника, в сорокаградусный мороз, по двадцать часов бессменно стояли работники милиции на своих боевых постах, обеспечивая бесперебойное движение автотранспорта с военными грузами и продовольствием для защитников города и страдающего от голода населения.

    В дни обороны столицы героически проявили себя женщины, заменившие в рядах московской милиции ушедших на фронт мужчин. Потребовалась кропотливая работа, чтобы обучить новичков милицейскому делу, воспитать в них мужество, стойкость, выдержку и находчивость, привить им любовь к новой работе. И надо сказать, что они несли службу так же умело, как их отцы, братья, мужья. Всего в столичной милиции работало около 4 тысяч женщин. В органах милиции Сталинграда женщины составляли 20 процентов. К концу войны в милиции работало более 20000 женщин, в том числе в аппаратах УР и БХСС – 5638, участковыми – 530, рядовыми милиционерами – 14461 человек.

    Особенностью военных лет было появление новых видов преступлений – дезертирства, мародерства, бандитизма. Относительно более доступным стало оружие, особенно в прифронтовой полосе и в районах, освобожденных от оккупации.

    Преступные группы из числа бывших дезертиров и уголовников, предателей и рецидивистов, пытавшихся использовать тяжелую обстановку в корыстных целях, занимались дерзкими разбоями, грабежами, кражами. На вооружении у них имелись, особенно у дезертиров, автоматы, гранаты, пистолеты и даже пулеметы.

    Если до войны у преступников при арестах отбирались единицы огнестрельного оружия, то только в 1942 г. его было изъято 70969 единиц, а в 1943 г. – 38753 единицы. По состоянию на 1 апреля 1944 г. выявлены и изъяты у населения 8357 пулеметов, 11440 автоматов, 257791 винтовка, 56023 револьвера и пистолета, 160490 гранат.

    Оценивая ситуацию в целом по стране, следует сказать, что благодаря самоотверженной работе органов уголовного розыска, наружной службы и других подразделений милиции, активной помощи со стороны всего населения в годы войны не было допущено большого роста преступности. Если взять общее количество преступлений, совершенных в 1941 г. за 100 процентов, то в 1942 г. преступность увеличилась на 22 процента, в 1943 г. по отношению к 1942 г. она сократилась на 20 процентов, в 1944 г. по сравнению с 1943 г. увеличилась на 8,6 процента и в первом полугодии 1945 г. по сравнению со вторым полугодием 1944 г. было зарегистрировано преступлений на 9,9 процента меньше. Общая раскрываемость преступлений в 1944 г. составила 87,8 процента, в 1945 г. – 89,9 процента.

    В годы Великой Отечественной войны Советское государство принимало серьезные меры по спасению детей от варварского истребления фашистами. Из всех районов страны, над которыми нависла угроза захвата врагом, дети и детские учреждения эвакуировались в глубь страны. Только за вторую половину 1941 г. и начало 1942 г. было вывезено 976 детских домов с 167223 воспитанниками.

    Работниками милиции с помощью общественности в 1942–1943 гг. было обнаружено около 240 тысяч беспризорных подростков. Развернулась большая работа по трудоустройству ребят, тысячи детей, оставшихся без родителей, были взяты на воспитание советскими людьми.

    Таким образом, в грозные годы Великой Отечественной войны работники милиции Российской Федерации в едином строю со всем народом отдавали свои силы делу победы над врагом. Они участвовали в боевых операциях, охраняли общественный порядок в тылу. Период Великой Отечественной войны – славная страница в истории нашей милиции.

    Победоносно закончив самую страшную, разрушительную войну в истории человечества, трудящиеся нашей страны приступили к восстановлению разрушенного народного хозяйства.

    После окончания войны началась перестройка организации и деятельности органов внутренних дел, милиции применительно к условиям мирного времени. Были отменены двусменный режим работы милиции, казарменное положение для сотрудников.

    Произошли определенные организационные изменения. В марте 1946 г. НКВД СССР было переименовано в Министерство внутренних дел СССР, наркоматы внутренних дел союзных республик – в министерства. В Российской Федерации в 1955 г. было образовано Министерство внутренних дел.

    Сложная оперативная обстановка первых послевоенных лет, некомплект кадров милиции, нехватка подготовленных специалистов требовали принятия соответствующих мер. Одними из первых были предприняты шаги, направленные на укрепление транспортной милиции. Уже 25 декабря 1945 г. был издан приказ «Об усилении охраны общественного порядка и борьбы с хулиганством и уголовной преступностью на железнодорожном транспорте», в соответствии с которым создавались специальные опергруппы на вокзалах, а также маршрутные опергруппы для работы в поездах и на станциях.

    Особое внимание обращалось на крупные промышленные центры. Так, в начале декабря были приняты серьезные меры, направленные на укрепление милиции Москвы. Следует отметить, что некоторые из них, пройдя проверку временем, были распространены на другие города и регионы страны. В частности, в столице значительно увеличивалась численность постов, за которыми закреплялись постоянные милиционеры. За счет существующих штатов во всех районах Москвы организовывались отряды-дивизионы. Вводилось ночное патрулирование силами офицерского и технического состава райотделов и отделений милиции. Многие из названных мер были распространены на все органы милиции страны уже в середине января 1946 г. Создавались необходимые организационные предпосылки для улучшения использования научно-технических средств в борьбе с преступностью. В частности, приказом от 19 декабря 1945 г. научно-техническое отделение ГУМ было реорганизовано в отдел.

    Начало возрождаться служебное собаководство, серьезно ослабленное за годы войны. 7 марта 1946 г. был издан приказ «О развитии служебного собаководства и широком внедрении в работу уголовного розыска розыскных собак». Согласно приказу в 29 республиках, краях и областях служебные собаки вводились в каждом отделении милиции, создано еще 2 школы подготовки и 1 школа переподготовки проводников служебно-розыскных собак, открыто 4 питомника служебных собак.

    Постановлением Совета министров СССР от 20 января 1947 г. Транспортное управление милиции (со штатами в 33000 человек) из МВД было передано в ведение МГБ СССР.

    Сложность оперативной обстановки диктовала необходимость повышения боевой выучки личного состава милиции. В этих целях приказом от 14 июля 1947 г. в составе ГУМ МВД СССР был организован Отдел боевой подготовки.

    В июле 1946 г. Отдел уголовного розыска ГУМ МВД СССР был реорганизован в Управление уголовного розыска (УУР). В соответствии с Положением об УУР структура его была следующей: группа старших следователей по особо важным делам; 4 отдела по зонам; отдел по борьбе с преступностью несовершеннолетних; отдел служебно-розыскного собаководства; информационно-методический отдел.

    В июне 1947 г. подобная реорганизация была осуществлена в отношении аппаратов БХСС. В феврале 1948 г. в составе Главного управления милиции МВД СССР, управлений милиции республик, краев и областей были созданы следственные аппараты.

    9 августа 1947 г. Совет Министров СССР принял постановление об укреплении общественного порядка и улучшении работы органов милиции в 12 городах «особого списка»: Москва, Ленинград и их пригородные районы, Киев, Минск, Рига, Таллин, Вильнюс, Кишинев, Одесса, Архангельск, Мурманск и Владивосток. Органы милиции этих городов в оперативном отношении подчинялись непосредственно ГУМ МВД СССР.

    Личный состав органов милиции сводился в подразделения, построенные по войсковому принципу (отделения, взводы, эскадроны, дивизионы, полки) и нес службу в соответствии с уставами, наставлениями и инструкциями, действующими в войсках МВД.

    МВД обязывалось в восьми городах «особого списка» содержать подразделения конной милиции.

    Постановлением Совета министров от 2 сентября 1947 г. для работников милиции названных городов вводилась новая форма.

    Серьезные изменения в системе и структуре органов милиции произошли осенью 1949 г. 13 октября Совет министров СССР принял постановление «О передаче из МВД в МГБ пограничных войск и милиции». В Министерство государственной безопасности переходила милиция общей численностью 238761 человек, в том числе ведомственная – 24431 человек и милиция, содержащаяся за счет местных средств, – 8978 человек.

    После инспектирования органов милиции министр государственной безопасности В.С. Абакумов 16 августа 1950 г. направил на места директиву, в которой деятельность милиции по всем направлениям признавалась неудовлетворительной. МГБ подготовило соответствующие предложения по укреплению милиции, которые легли в основу принятого 22 августа 1950 г. постановления правительства СССР «О мерах по усилению работы милиции». Главное управление милиции было реорганизовано. Там создавалось: 1) управление милицейской службы, на которое возлагалась охрана общественного порядка и общественной безопасности в стране. 2) Управление уголовного сыска (борьба с уголовной преступностью). 3) УБХСС (предупреждение, пресечение и раскрытие хищений социалистической собственности, спекуляции и фальшивомонетничества). Кроме того, в составе ГУМ МГБ СССР имелись отделы: следственный; розыскной; регистрационно-учетный; научно-технический; выдачи разрешений на оружие и множительные аппараты; паспортный; виз и регистрации иностранцев; актов гражданского состояния; ГАИ; кадров; учебный; политический; инспекция при начальнике ГУМ; секретариат.

    При ГУМ был организован Институт криминалистики (штат 70 человек).

    26 октября 1951 г. Совет министров СССР принял постановление, согласно которому «в целях улучшения оперативной работы и повышения качества расследования уголовных дел в органах милиции разрешить МГБ, в пределах существующей штатной численности милиции, ввести в штаты отделов отделений милиции в городах и районах с наибольшим количеством уголовных проявлений должность следственного работника, а в тех отделениях, где имеется по штату только один оперативный работник – дополнительно должность оперативного уполномоченного».

    За время нахождения милиции в составе МГБ произошло еще одно важное событие: в октябре 1952 г. в составе Управления милицейской службы был организован отдел вневедомственной наружной сторожевой охраны и соответствующие подразделения на местах.

    Развитию милиции в 50-е – начале 60-х гг. трудно дать однозначную оценку. Летом-осенью 1953 г. «в инстанции» поступило большое количество жалоб на ухудшение оперативной обстановки в различных регионах страны (во многом обусловленным проведенной амнистией) и неудовлетворительное состояние и деятельность милиции.

    Постановление Совета Министров СССР от 27 августа 1953 г. о мерах укрепления охраны общественного порядка и борьбе с уголовной преступностью всю ответственность за ухудшение криминогенной ситуации возложило на милицию, работа которой была признана неудовлетворительной.

    Однако в нем не содержалось сколько-нибудь кардинальных мер, направленных на ее укрепление, за исключением предписаний усилить уголовный розыск, улучшить наружную службу милиции.

    Постановлением Совета Министров СССР и ЦК КПСС от 25 октября 1956 г. устранялась чрезмерная централизация органов внутренних дел, восстанавливался принцип двойного подчинения. Управления министерства внутренних дел и управления милиции в областях и краях были реорганизованы в управления внутренних дел исполнительных комитетов краевых, областных Советов депутатов трудящихся. Органы милиции в районах, городах и рабочих поселках преобразовывались в отделы милиции исполкомов районных, городских и поселковых советов депутатов трудящихся.

    Однако надо признать, что к радикальному изменению работы этих органов данная мера не привела. Основные формы и методы работы не претерпели существенных изменений. Достаточно сказать, что 29 января 1958 г. ЦК КПСС вынужден был принять постановление «О фактах нарушения социалистической законности в милиции», на коллегии МВД РСФСР говорилось, что преступность в первом полугодии 1958 г. по сравнению с первым полугодием 1957 г. повысилась почти на 9%.

    Нельзя не упомянуть о том, что постановление от 25 октября 1956 г. продолжило наметившийся ранее курс на сокращение штатной численности милиции, органов внутренних дел в целом. В нем предусматривалось сокращение кадров МВД СССР примерно на 60000 единиц. Крупные сокращения производились и в последующем, начиная с 1958 г. В 1958 г. милиция сокращена на 14331 единицу, затем были еще неоднократные сокращения. Во многих городах в связи с этим патрульно-постовая служба фактически ликвидирована или сведена до ничтожного минимума.

    Лишь после образования в 1966 г. Министерства общественного порядка СССР началось восстановление утраченных в 50-е годы позиций в деятельности милиции. Одной из важных мер, направленных на организационное укрепление милиции стало создание во второй половине 1966 г. в Москве, Ленинграде и ряде других крупных городов специальных моторизованных частей (полков, батальонов и т. д.) «для несения патрульно-постовой службы по охране общественного порядка». Они комплектовались за счет лиц, призывавшихся на действительную военную службу во внутренние войска, внутреннюю и конвойную охрану. Данные формирования действовали достаточно эффективно и, что немаловажно, были экономичными. Поэтому их численность увеличивалась из года в год.

    Для улучшения организации розыска преступников, скрывавшихся от следствия и суда, а также бежавших из мест лишения свободы, в органах милиции были образованы специальные подразделения – оперативно-розыскные аппараты.

    В 1968 г. началась подготовительная работа по совершенствованию структуры МООП–МВД. Примечательно, что наиболее существенные новации предлагались в отношении органов милиции. Результатом их стало образование в 1969 г. на базе Главного управления милиции самостоятельных подразделений: Управления административной службы милиции, Управления уголовного розыска, Управления по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией (оба – на правах главных управлений), Управления государственной автомобильной инспекции, Управления специальной милиции, Управления транспортной милиции.

    Все названные выше изменения нашли отражение в нормативно-правовых актах, на долгие годы ставшие юридической базой организации и деятельности милиции, принятых в июне 1973 г.: Указе Президиума Верховного Совета СССР «Об основных обязанностях и правах советской милиции по охране общественного порядка и борьбе с преступностью»; постановлении Совета Министров СССР «О дальнейшем совершенствовании правового регулирования деятельности советской милиции» и «Положении о советской милиции».

    На всех уровнях системы милицейских органов осознавалась необходимость первостепенное внимание уделять профилактике преступлений, а в некоторых областях были даже сформированы специальные подразделения. В соответствии с приказом МВД СССР от 15 марта 1974 г. профилактическая служба была создана повсеместно. Формировалась она в аппаратах уголовного розыска. В ее состав были переданы все подразделения профилактики МВД, УВД, горрайорганов внутренних дел, подразделения по борьбе с преступностью несовершеннолетних, а также участковые инспектора с сохранением за ними ранее возложенных служебных обязанностей.

    К началу 70-х годов относится появление организационного начинания, выдержавшего проверку временем. Речь идет о создании в крупных городах подвижных милицейских групп в целях лучшей организации патрульно-постовой службы, более оперативного реагирования на сообщения о совершенных преступлениях и раскрытия их по «горячим следам». В их состав включались рядовые милиционеры со служебными собаками, сотрудники уголовного розыска, участковые инспектора.

    2 июля 1971 г. был издан приказ МВД СССР о создании подразделений милиции и следственных органов на воздушном транспорте. На работников милиции, включенных в состав экипажа для охраны самолета и пассажиров, распространялись установленные для бортовых проводников льготы, нормы питания, порядок государственного страхования и почасовая (километровая) оплата труда.

    В марте 1975 г. распоряжением Совета Министров СССР «в целях дальнейшего повышения безопасности полетов, предупреждения и пресечения посягательств преступных элементов на жизнь и здоровье пассажиров и членов экипажей воздушных судов гражданской авиации» было разрешено МВД СССР совместно с Министерством гражданской авиации использовать работников милиции для досмотра ручной клади, багажа, а также личного досмотра пассажиров гражданских воздушных судов. Численность милиции и следственного аппарата на воздушном транспорте увеличивалась на 1300 единиц. 100 человек откомандировывались из МВД (с оставлением в кадрах) на должности заместителей начальников аэропортов по режиму.

    Во второй половине 70-х – начале 80-х гг. крупных изменений системы и структуры органов милиции не происходило. Нужно было определенное время для проверки на практике эффективности уже произведенных реорганизаций. Некоторые новшества носили частный характер, что, однако, не умаляет их значения. Все большая профессионализация преступности, использование оружия преступниками при совершении преступлений и при задержании повлекло создание снайперских групп, положение о которых было объявлено приказом МВД СССР от 8 августа 1978 г. В связи с ростом числа хулиганских проявлений, случаев вандализма на железнодорожном транспорте в 1981 г. 65 поездов было оборудовано системой связи «пассажир–машинист–милиция».

    В соответствии с приказом МВД СССР от 23 января 1981 г. в республиканских, краевых, областных центрах и крупных городах в составе патрульно-постовой службы начали образовывать взводы оперативного реагирования. Они использовались при пресечении массовых беспорядков, групповых хулиганских проявлений, задержании вооруженных преступников, во время стихийных бедствий и других осложнениях оперативной обстановки. В обычных условиях данные формирования несли патрульно-постовую службу на улицах и в других общественных местах.

    Серьезные изменения в структуре милицейских подразделений последовали в восьмидесятые годы.

    В целях совершенствования службы участковых инспекторов в Главном управлении охраны общественного порядка (ГУООП) МВД СССР в декабре 1986 г. было создано Управление по организации работы участковых инспекторов и их взаимодействию с общественностью.

    Быстрый рост числа наиболее опасных преступлений потребовал принятия адекватных мер. В 80-е годы большую остроту приобрела проблема усиливающейся в стране наркомании. МВД СССР количественно и качественно укрепило специализированные подразделения уголовного розыска по борьбе с этим явлением. В декабре 1991 г. в МВД России создано Управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

    В ноябре 1987 г. были образованы отряды специального назначения (спецназ). Согласно приказу МВД СССР от 3 октября 1988 г., были созданы отряды милиции особого назначения (ОМОН), основной задачей которых стало поддержание порядка при проведении различных массовых мероприятий, стихийных бедствиях, катастрофах и т.п.

    В начале 1989 г. в составе МВД СССР создано Главное управление по борьбе с организованной преступностью.

    Огромное значение для развития милиции имел Закон Российской Федерации «О милиции» принятый 18 апреля 1991 г. Закон подразделяет милицию на криминальную и милицию общественной безопасности. В своей деятельности милиция подчиняется МВД России, а милиция общественной безопасности также органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

    В соответствии с Законом, задачами милиции являются: обеспечение безопасности личности; предупреждение, пресечение преступлений и административных правонарушений; выявление и раскрытие преступлений; охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности; защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности; оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов в пределах, установленных данным Законом.

    Деятельность Милиции строится в соответствии с принципами уважения прав и свобод человека и гражданина, законности, гуманизма и гласности.

    После принятия Закона о Милиции возникли новые милицейские подразделения. Так, в 1991 г. службы БХСС МВД РСФСР, а затем и МВД СССР были реорганизованы в аппараты криминальной милиции по борьбе с преступлениями в сфере экономики. В феврале 1992 г. они были объединены в Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями МВД России. В феврале 1992 было так же образовано Главное управление по борьбе с организованной преступностью. В целях совершенствования расследования преступлений в конце 1992 г. в составе милиции общественной безопасности были сформированы специализированные подразделения дознания. В 1994 г. при дежурных частях были созданы группы немедленного реагирования и следственно-оперативные группы.

    После распада СССР одной из важнейших задач стало налаживание взаимодействия с правоохранительными органами бывших союзных республик. 24 апреля 1992 г. было подписано первое соглашение о взаимодействии министерств внутренних дел независимых государств в сфере борьбы с преступностью.

    В 2001 г. были созданы Служба криминальной милиции, Служба общественной безопасности и Служба тыла.

    Милиция (прежде всего отряды ОМОН и СОБР) вместе с регулярными частями армии, ВВ, специальными подразделениями других правоохранительных органов и спецслужб с 1995 г. по настоящее время обеспечивают конституционный порядок в Чечне.

    Год своего 90-летнего юбилея российская милиция встречает на боевом посту, занимаясь обеспечением правопорядка на всей территории Российской Федерации.

     

    наверх